lazy_natalia: (Default)
Ездила домой в семью. Там интересно, вон какое за это время наросло:

... )
lazy_natalia: (Default)
Это Гриша у кого-то в комментах вспомнил:

Когда мой Педрило еще не переехал жить к Наташе и жил у мамы на даче, его очень любили тамошние дети. Вот однажды сидит он на земле, ест черешню, подходит мамаша, которая пришла за загостившимся ребенком.
Мамаша:
--Ой, какой красивый! А что он ест? Вишенку?
Я:
--Черешенку.
Мамаша:
--А глазик он прикрыл, от удовольствия, да?
Я:
--Нет, он одноглазый.
Мамаша:
--Да?... А говорить он умеет?
Я:
--Нет, не умеет.
Педрило:
--Сука!
Мамаша:
--…Ой, ладно, нам домой кушать пора, до свидания
lazy_natalia: (Default)
Помню, очень много лет назад пошла я в Балашихе в книжный магазин и столкнулась там mangoostaсестрой Леной, которая тогда была девочкой-подростком - лет, наверное, тринадцати. Они с подругой Оксаной, тоже девочкой-подростком, смотрели книги для... ну да, для подростков. Лена держала в руках очередную "Девочки, книгу для вас", и они с Оксаной внимательно изучали оглавление.

-- Беременность... Болезни венерические... Дефлорация... - читали они вслух, быстро пробегая по строчкам. - Так... Контрацепция... Промискуитет... э-э-э... Наташ, а что такое "целомудрие"?
lazy_natalia: (Default)
Мама у меня - венец прикола. Поехали мы с родителями к нам в деревню, еще взяли племянника Антона. Антон тут же нашел в груде железок ржавую кошку, привязал к ней веревку и начал развлекаться. Звонит сестра (они с мужем и мелким чайлдом поехали к мужу на родину, в какие-то невообразимые южнорусские долбеня в полсуток на поезде - потому родители и смогли вырваться).

-- Всё хорошо! - радостно кричит мама в мобилу. - Они уже в поезде! (это нам, в сторону). - Мы у Наташки в деревне! Да! Хорошо! Очень! Антон тут кошку нашел! - ("какую?" - как я понимаю, спросила обалдевшая сестра) - Старую! Тройную!
Хорошо, что сестрица уже год как родила. А то кто знает.
lazy_natalia: (Default)
Помню, мой сомнительный старший братец Илюша "убедил" своего 16-летнего сына держать с ним Великий пост, очень жестко. Парень дико страдал, мучался от головных болей и проблем с животом, и в конце концов сломался, уже почти в конце срока. Отец его за это дико травил и у нижал и приводил в пример Себя, жирного сороколетнего дурака.
-- Лёвочка, ты хоть понимаешь, что твой папа - идиот? - спросила я его. - Что между твоим и его организмами есть некоторая разница?
-- Ну, не знаю.. это же традиция... он говорит, все могут, все эти тыщи лет...
-- Лёва, ты же растешь! Ты даже рост еще набираешь! Ты понимаешь разницу между твоим организмом и организмом взрослого мужика, кооторому давно пора худеть?
-- Ну, не знаю... он так меня опускает! Ну, я бы и правда мог, наверное... Не помер бы.

Нехорошо, на мой взгляд. Или, в лучшем случае, глупо.
lazy_natalia: (Default)
Моя сестрица Анна-Слегка-Не-В-Себе Дубровская родила мальчика весом 4,5 кг. Хорошо, что она предварительно потренировалась в 4 захода, и это сошло ей с рук без особых потерь.

Ура, товарищи! Жизнь продолжается, в самых нелепых своих проявлениях.
lazy_natalia: (Default)
Приехала вчера к родителям.
Мама говорит:
-- Ой, чайник я поставила, а вот там есть гречка с мясом!
-- Мама! - говорю я и начинаю скрипеть зубами. Дело в том, что я не ем мяса уже года два или три, а она никак не может этого запомнить. Меня это бесит, особенно потому, что сама она ни рыбы ни мяса не ест уже лет сорок.

-- В зеленой кастрюльке - гречка с мясом, вкусная. Всем понравилась.
-- Мама!
-- Ой, извини, извини! Ну да, я опять забыла! Ничего, вон в той кастрюле - мясо с картошкой, его возьми!

Ну вот ни для кого я на этом свете не единственная, даже для мамы родной. Теряюсь на фоне!
lazy_natalia: (Default)
Когда я была молода (очень) и хороша собой (совсем не), я помнится, беседовала со своим папой о смысле жизни.

Должна заметить, что папа мой - человек исключительный. Добрый, честный и умный. Мало кому такие папы достаются, я это очень хорошо понимаю. У него есть только один недостаток: в юности я слишком внимательно его слушала и пыталась думать так же, как он, а люди мы совершенно разные. Это не могло не привести к печальным последствиям. И привело. Но об этом - в другой раз.
Собственно, о женщинах и инвалидах )
lazy_natalia: (Default)
Часть первая
Часть вторая

В общем, Виктор Николаевич стал совсем плох.
-- Я никому из вас квартиру не оставлю, - говорил он внукам, сидя в своей облезлой однушке в Ивановском, прямо на шоссе Энтузиастов, - а то вы друг друга поубиваете!
Учитывая, что мама этих мальчиков только что без особых напрягов купила пятикомнатную квартиру в элитном доме, такое предположение выглядело несколько натянутым.

Потом тестюшка как-то выпал из моего поля зрения. Я знала только, что он стареет и сходит с ума, без подробностей.

Недели две назад дедушка Сибиряков стал совсем плох, и Света забрала его к себе. Это был жест, я не ожидала. Денег у Светы, как уже было сказано, предостаточно, она могла без проблем устроить его куда угодно или нанять ему сиделку, тем более что особенных чувств к нему не испытывала. Однако Света перевезла его в свой дом.

Виктор Николаевич там продержался недолго. Он ужасно скандалил, говорил, что все над ним издеваются, и в конце концов потребовал, чтобы его отвезли домой. Там он открыл окно (это был, кажется, седьмой этаж), взобрался на подоконник и прыгнул вниз.
... )
lazy_natalia: (Default)
Часть первая

Тестюшка постоянно ругался со Светой, своей дочерью. В один прекрасный день Света вдруг развелась с моим братцем, хотя до этого много-много лет старательно изображала задавленную женщину Востока, бестрепетно сносящую унижения, сексуальную ненасытность и измены мужа, которого любила ждать у окошка. Видимо, ближе к тридцатилетию все это перестало ее возбуждать, да и денег захотелось. Братец мой деньги зарабатывал, иногда помногу, но как-то нерегулярно и неэффектно. Света, дочка доцента ВКШ Виктора Николаевича и Лидии Алексеевны, главного агронома совхоза "Белая дача" (кто не помнит, что значил помидор зимой в советское время, тот не поймет, о чем я), знала, что такое жить хорошо. В нашей семье никто не имел об этом ни малейшего представления, и рассчитывать было особо не на что.
... )
lazy_natalia: (Default)
У моего брата Ильи был тесть, Виктор Николаевич Сибиряков, кандидат философских наук и доцент ВКШ.
ВКШ - это Высшая школа комсомольского актива на Ждановской, ныне какое-то доходное псевдобразовательное учреждение на, соответственно, Выхино. В этой шарашке сейчас откашивает от армии мой раздолбаистый племянник Лёва, внук доцента Сибирякова. Никакого отношения к дедушке это, конечно, не имеет, а связано только с деньгами его дочки, достигшей всего исключительно своим трудом и склонностью к сомнительным финансовым операциям.

Во времена нашего знакомства Виктор Николаевич уже занимался не "философией", а "социологией". Понятия не имею, что он там такое делал, только однажды слышала от Светы, илюшиной жены, что на всех своих лекциях он приводил такой пример роста благосостояния нашего общества:
-- Раньше, - говорил он, - на сидении в метро умещалось семь человек, а теперь - только шесть.
Даже тогда я не смогла понять, что он, собственно, имеет в виду. Наверное, что так разожрались, сволочи, что попа на лавку не влезает. На закате советской власти нас почему-то обожали попрекать "сытостью". Впрочем, Виктор Николаевич и вправду не голодал.

Тестюшка был патриот. )
lazy_natalia: (Default)
Наша семейка начинает экспанисю. Теперь среди нас - моя кузина Лена. [livejournal.com profile] mangoosta - вот кто она теперь!
А еще она йох, и мама ее йох (ну, это я загнула), и кузина ее йох (это, пожалуй, тоже), и все дети ее будут йохи кровавой черниговской школы (а вот это наверняка!).

Ну, и журнал у нее будет прикольный, я так думаю.
lazy_natalia: (Default)
Отец моей матери, Виктор Андреевич Косников, погиб в самом начале 1942 года, под Смоленском. Он был техническим специалистом, приписан к аэродромной обслуге. Когда всех бросали под танки, затыкая дыры, его тоже бросили, забрав в пехоту. Бабушка осталась в Москве с моей матерью, которая родилась в октябре 41. Она была их первым ребенком, очень долгожданным. Дед видел ее один раз.

Сестру Виктора Андреевича, Софью, кто-то устроил по блату то ли в МУР, то ли на Лубянку - машинисткой. Служба там оказалась для нее невыносимой, но уйти она не могла - разумеется, никакая другая работа не позволила бы ей так обеспечивать семью. Она умерла от инфаркта в 40. Его брат, Павел, вернулся с войны и через несколько лет утонул, купаясь где-то под Москвой. Бабушка еще раз вышла замуж, лет через 15, за бравого офицера танковых войск. Он был единственным из звестных мне ветеранов, который любил рассказывать о войне. С мамой они не ладили.

Отец моего отца, Лейвик-Исаак Ярухимович (Лев Ефимович) Дубровский, получил на своем заводе бронь. Отказался, попал в артиллерию, дошел до Германии. Самое страшное его воспоминание о войне - захват Кенигсберга нашими. Разбомбленный американцами в лист город и зверства наших, когда вошли. Он не рассказывал о войне, так, какие-то фразы, то случайно, то за стаканом. Его жена с четырехлетним сыном (моим отцом) и крошечной дочерью, тоже родившейся в октябре 41, поехала в эвакуацию. Жила в Барнауле, вместе с приехавшими к ней из Гомеля родителями. Опухала от голода. Ближе к концу войны вернулась в Москву, жила у сестры деда, потерявшей мужа в самом начале войны, в ополчении.

Один из родственников Лейвика-Исаака, Зиновий Толкачев, был художником. Он освобождал Освенцим и нарисовал целый графический цикл, позже опубликованный. Я в детстве нашла книжечку с этими рисунками, хотя родители очень старательно ее от нас прятали. Это было таким шоком, что заявления, что "концлагерей не было", теперь задевают меня не больше, чем заявление, что "евреи не воевали". Вообще не задевают - это за гранью добра и зла. Как Освенцим.
lazy_natalia: (Default)
Сегодня поехали в Москву из Купавны, захватили по дороге Гришу - у Оли аврал, и все живое вокруг оказалось вовлечено в ее зверские забавы. Гриша ночевал в Балашихе у родителей, я позвонила ему от подъезда и потребовала, чтобы он захватил пожрать - не успела толком позавтракать. Мама навалила ему в два пакета жареной рыбки и кексиков. Он сунул все это мне в руки и ушел злобно зевать на заднее сиденье, поскольку проспал, и добрые племянницы, насколько я успела понять, поднимали его пинками.
-- Гриша, а тебе рыбки дать? - спросила я, сладко чавкая. Дог молча рулил, похотливо кося на рыбку глазом.
-- Не надо, она недожаренная.
-- Ни фига подобного.
-- Недожаренная. У жареной рыбы должна быть хрустящая корочка.
-- Ты ошибся, - сказал Дог, глядя одним глазом на дорогу. - С хрустящей корочкой - это рак.
lazy_natalia: (Default)
Любезная моя тётушка Галина Львовна свалила к родственникам в Америку на два месяца, торчит там уже неделю. Позвонила сегодня, вся из себя весёлая и довольная, спросила, как дела и обругала нью-йоркскую подземку.
-- Ладно, - говорю, - тётка, у меня чего может случиться! Дача, секс и рок-н-ролл. Ты-то как там, в Бостоне?
-- Да нормально, гуляю себе, общаюсь. Постепенно становлюсь антисемиткой.
-- Что?!
-- Да, я уже немного, а вернусь, думаю, уже сформированной.
-- Это на тебя так наши родственники подействовали?
-- Нет! Ты что? Нет, конечно. Просто тут такая, я бы сказала, местечковость... Это всё телевидение.
-- Какое телевидение??
-- Местное. Тут есть два русских... вроде как... канала. Они тут такое творят! Тут у них есть такой Григорий... Кацев, кажется, и вот он...

Тут связь прервалась. Когда она еще позвонить соберется! Так и буду мучаться неведением - что такое надо сделать, чтобы мою тётушку Кофман Галину Львовну, в девичестве Цвайг, довести до зоологического антисемитизма.
lazy_natalia: (Default)
Был у меня такой дедушка, деда Коля.
Вернее, не дедушка - мамин отчим. Дедушка погиб на войне. Ну, я не об этом.

Дедушка Коля был человек продвинутый - старый партиец, выдвиженец и ветеран танковых войск. В юности он был депутатом то ли Второго, то ли Третьего съезда РКСМ и даже сидел там при входе, регистрируя прибывающих участников.

-- Дедуля, а ты Ленина видел?
-- Видел, он от меня вот как ты сейчас был. Только я, дурак, толком не посмотрел.
-- Как это?!
-- Ну, сижу я, а тут ко мне ребята подбегают: "Вон Ленин, Ленин!". А я говорю - "Подумаешь, Ленин! Вот если б Троцкий...". И не стал смотреть. Так только, глянул, и обратно в бумажки.
lazy_natalia: (Default)
Прямо воспоминания вереницей потянулись.
Ближе к концу войны, когда бабушка уже вернулась из эвакуации, а дед был на фронте, бабушка пришла домой с ночной смены и, естественно, первым делом спросила у соседки, была ли почта. Время было рабочее, поэтому дома из взрослых и ходячих тусовала только эта соседка - приторможенная, глуховатая старушка.
-- Бы-ы-ы-ла. При-и-и-носили-и-и.
-- А мне? Мне было что-нибудь?
-- Бы-ы-ыло.
-- Ну? Ну?Что было? Письмо? Одно? Два? От Левы?
-- Не-е-ет. Писе-е-ем - нет. Бы-ы-ыла одна.Пове-е-естка.
Бабушка рухнула на стул, схватилась за сердце и услышала, как соседка договаривает:
-- На д-е-е-еньги. На-а-адо вам их полу-у-учить...
lazy_natalia: (Default)
К этому
А моя бабушка узнала об объявлении войны в 4 часа утра, из первых рук. Она работала на Центральном переговорном пункте на Кировской, возле Почтампта.
Была ночная смена, на связи был Киев. Вдруг раздался грохот, крики, потом телефонистка на том конце крикнула:
-- Нас бомбят! - и разговор прекратился.
Бабушка позвонила домой, в коммуналку на 15 комнат, добралась до деда:
-- Лева, война! Киев бомбят!
Дед закричал на нее:
-- Ты что, с ума сошла? Брось трубку! Ты понимаешь, что с тобой за это могут сделать?
И разговор прекратился тоже.

Profile

lazy_natalia: (Default)
lazy_natalia

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 09:17 am
Powered by Dreamwidth Studios