lazy_natalia: (Default)
Потом мы с Гришей и Сарочкой пошли в лес погулять и сфотографировать его новую работу - войлочную улитку. Гриша с Сарой еще и искупались в местном озерце.

Я осталась на берегу и бродила туда-сюда с фотоаппаратом.

Чуть выше по берегу стояла беседка, в которой культурно отдыхали два немолодых мужичка, один очень жирный, второй совсем тощий. Я в первый раз приблизилась к беседке в тот момент, когда жирный выдохнул с чувством:

-- Р-р-росия воспрянет!
-- Ну так... - вяло откликнулся тощий. Я опять решила, что тут ничего интересного не будет, и опять ошиблась.

Я поснимала медленно вползающего в воду Гришу и нарезающую вокруг него вплавь круги Сару, вернулась к беседке и услышала:

-- Ну, вот, возвращается он, а она ему говорит: извини, мол. Беременная я... от духа святого!

"О, - подумала я, - обожаю военные мемуары с бытовухой". Я решила, что жирный рассказывает историю своего рождения или что-то вроде того.

-- А он? - спросил тощий.
-- А он ее не бросил, нет. Ладно, говорит, что делать... И стал с ней дальше жить...
-- А они женаты были?
-- Да, а как же! Вот он вернулся... как его звали... Давид, что ли... а она говорит: "Вот так вот, пока тебя не было, я, значит, это... от духа святого". А он ее не бросил, нет. А женаты они уже были, конечно.
-- Ну... да... Слушай... а как ее это... ну, дух святой?
-- Ой, ну, я не помню... лучом света, что ли...

Я совершенно не собиралась отвлекаться, но тут собака Сарочка вылезла из воды, подошла ко мне, умильно заглянула в глаза и со всей дури отряхнулась. Прямо на фотоаппарат.

Пока я гонялась за счастливой Сарочкой и кричала всякие слова, стараясь помнить, что рядом дети, мужики самую интересную тему уже закрыли. Когда я вернулась, тощий пытался предаться арианской (если я не ошибаюсь) ереси. Он спрашивал:

-- Так я не понял, Христос - он бог или нет?
-- Ну-у-у, - отвечал жирный, - раз у него отец - бог-отец...
-- Ты говорил - святой дух?
-- Так... а святой дух - он кто?
-- Кто?

Тут Сара, познакомившаяся за это время с прелестной годовалой лабрадоршей, погнала ее по пляжу так, что бедная собачка метнулась к хозяйке, которая в этот момент пыталась зачем-то набрать из озера воды в банку, и сбила ее с ног. Хозяйка, натурально, полетела в воду. Тут даже Гриша, так и не успевший погрузиться как следует, выскочил из воды с криками. Изрядно обалдевшая хозяйка, симпатичная девушка с волосами цвета воронова крыла, пыталась стряхнуть с розовой толстовки тину, а с джинсов - песок, и говорила, что мол, ничего страшного.

Сару кое-как пристыдили, она стала играть тихо, Гриша полез обратно в озеро, но все интересное в беседке уже кончилось.

-- У нас ничего нет, понимаешь, - душевно говорил жирный, - понимаешь, ничего! У других есть, а у нас - нет. Ни идеи, ни... в общем, ничего. Единственное, вокруг чего мы можем объединиться - это наше русское православие! Вера православная! - тощий издал неопределенный звук. Мне показалось, что он не согласен. Жирный тоже так подумал. - Я тебе говорю: нам НАДО объединиться! А больше у нас ничего нет, вокруг чего можно! Только православная наша церковь!

Тут уже и Гриша из воды вылез, и мы пошли гулять дальше. Петлять между шкворчащими шашлыками. Хотя в обычные дни, Гриша говорит, там совсем пусто.
lazy_natalia: (Default)

Ездила вчера маму с папой навестить. Схожу с электрички на Станции Заря, высматриваю брата Гришу, который приехал меня встречать. Рядом со мной идут три женщины средних лет, с большими сумками - явно на пикничок выбрались. Две из них идут впереди, одна чуть сзади.

-- Ой, - говорит одна из впереди идущих женщин, - а мыло у тебя есть?
-- Тьфу, - возмущаются обе ее подруги, - мыло ей! Ваще уже!
-- Да, ты бы сама с бомжом за ручку подержалась!
-- Да не бомж он! Ваще уже! Не бомж!
-- Да как не бомж? Бомж! Небось, это я с ним за ручку держалась!
-- Во-первых, от бомжа воняет. Это во-первых. А от этого ничем не пахло.
-- Перегаром! Как не пахло!
-- Перегаром - это не считается! Сегодня вообще праздник. От бомжа должно вонять... бомжом. Ужасно так вонять. Потом... у них вид другой, такой... распухший. Слушай, ну, надо же хоть немного уметь в людях разбираться! Ты что?
-- Точно, - поддержала тетка, идущая сзади, - нормальный человек это. Алкаш просто. А ты начала.
-- Ну, ладно, ладно, - примирительно сказала первая тетка, -- не бомж так не бомж!
.
Тут я решила, что все уже слышала, и решила их обогнать. Не тут-то было! Тетки сменили тему, и мне пришлось опять притормозить.
.
-- Слушай, - сказала женщина, поручкавшаяса с алкашом, - все время хочу тебя спросить, от чего у тебя муж-то умер?
-- Ну, инсульт у него был, в 35 лет.
-- В 35?!
-- Ну, да...
-- Он мент был, - подала голос тетка, идущая сзади, - его бог наказал.
-- В общем, да, работа такая, стресс все время... бухал он еще...
-- Бухал?
-- Да, бухал! Еще как!
-- Вот тебе и инсульт в 35 лет! - снова не удержалась тетка сзади.
-- Ну, еще голова у него была топором разрубленная... Там, знаешь...
-- Топором?!
-- Ну, они с ребятами по пьяни стали топливо воровать. У нас там такие фуры стояли дальнобойные, они и пошли сливать... бензин или что там. Ну, мужики их застукали, конечно, догнали... мой топором-то и получил по голове...
-- Ничего себе!
-- Да, ужас! Домой пришел, там крови... я его там перевязывала, ой... "Иди, - говорю, - к врачу! Обязательно надо!". А он говорит: "Да ладно, так отлежусь"... Отлежался вот так... Инсульт! Ну, и умер быстро.
.
Тут мы уже дошли до Гриши, и дурная собака Сара меня по-хамски облаяла, чтобы показать, как она мне рада. Шедший вместе с нами с поезда потертый мужичонка, не бомж, а так, алкаш, сказал ей сурово:
.
-- Тихо! Ты что раскричалась?
-- Мужчина, не пугайте собаку! - тут же решительно вступилась вдова мента с разрубленной головой.
-- А я что? Я так сказал, мол, хватит лаять-то! - смутился алкаш.
-- Ее испугаешь! - сказала я.
.
Женщины весело расхохотались, наговорили Сарочке ласковых слов и радостно засеменили к лесу, на пикничок.


































lazy_natalia: (Default)
Еще раз напишу (раз, наверное, в тридцатый): я, к сожалению, практически переехала в Фейсбучек. Сюда попадает малая часть того, что я пишу, хотя я и стараюсь кросспостить по возможности. Пожалуйста, кто из здешних френдов по мне скучает, как я по вам, - френдите меня там. Мне очень многих не хватает, а здесь я читать все равно не успеваю.

Я на чертовом ФБ, все-таки одержавшем убедительную победу: Наталия Дубровская
lazy_natalia: (Default)
Мои сисечки весят по пуду
Но гордиться я этим не буду
Это стыдно, когда твои сиськи
Достают, мильпардон, до пиписьки*

==========
* это, между прочим, фантазия на тему русского фольклора (говорю, поскольку все забыли небось, а кто и не знал, Иваны, родства не помнящие!), а не так просто пошлость какая-то:

Мои сисечки по пуду
И работать я не буду
Кто за сиськи потрясет,
Тот гостинца принесет
lazy_natalia: (Default)
Меня сестра Лена в свое время пригласила в Дом кино на концерт в честь 25-летия творческой деятельности коллектива "Казачий круг". Коллектив отличный, я пошла без страха. А зря. Дело было как раз на Пасху, так что все предвещало.

Отмечу, что, когда я, почти дождавшись конца этого действа, включила телефон, на меня высыпался ворох смс-ок от Лены. Самая интересная из них была такая: "ты уже дома? можешь разговаривать?", а самая трогательная: "СЕСТРА! ПРОСТИ!".

Когда я выбралась из зала, Лена нервно ходила перед дверями, сразу и злая, и виноватая, и смотрела на меня испуганно, держа дистанцию.

-- Я думала, ты давно уже дома! Прости-и-и-и!
-- Ты что! - искренне воскликнула я, - я так тебе признательна! У меня впервые в жизни появился шанс побывать на настоящем дьявольском шабаше! И ты, между прочим, не дала мне досмотреть выступление ансамбля кремлевских курсантов! А они там рубят шашками лозу!

Да, это был он, шабаш: помимо зала, полного ряженых казаков, время от времени вздымавших хоругви, закрывая обзор всем сидящим сзади, там были Хирург с байкерами, подарившие коллективу икону, совершившую с ними крестный мотопробег от Москвы до Питера, причем подавали они это стремное щедро позолоченное произведение на вышитом цветастом рушничке.

Был безумный депутат питерской думы, который сначала рассказал, как он выявляет на всех уровнях власти казаков, скрывающих свое благородное происхождение, и публично корит их за такую низость, а потом спел прекрасным и очень мощным голосом песню "Не для меня" со слегка измененными в патриотическом и боевитом духе словами, пояснив при этом, что он исполняет эту песню, когда заседание Думы идет скучно или не так, как надо. Потом он подарил юбилярам добытую из запасников Русского музея картину художника, чье имя я успешно забыла, с подозрительным названием "Братья казаки, где же ваша доблесть" (название могу тоже немного переврать, но близко к этому).

Был не менее безумный режиссер Мищенко, некогда снявший липкий фильм "Как закалялась сталь" с Конкиным в главной роли, а теперь, судя по показанному отрывку, смастеривший офигенный супертрешак про казака с оселедцем, расстреливающего чеченцев из автомата, который он у них же и отнял, ударив главного чеченца ногой. К Мищенко прилагался уже втройне безумный актер, этого казака сыгравший. После ряда патриотических речей и еще одного потрясающего отрывка из фильма, где скакали, кажется, кони, Мищенко сказал:

-- Между прочим, наш гость - не только киноактер. Он актер театра! Да, Театра кукол! Имени Образцова! И у него тоже есть подарок для наших друзей из "Казачьего круга"!
-- Да, - сказал актер Театра кукол, - у меня есть подарок! Это уникальная кукла Тяпа! Любимая кукла Сергея Владимировича Образцова! Она долгие годы украшала музей нашего театра, а теперь я дарю ее вам!

И, действительно, он вытащил откуда-то куклу Тяпу (ее можно видеть на картинке), на которую была натянута маленькая казачья фуражка, в зале приглушили свет, заиграла нежная музыка, и актер со словами: "А теперь я спою вам колыбельную для Тяпы, как это делал сам Сергей Владмирович", - начал довольно ловко эту куклу укачивать, напевая нечто не самое отвратительное, но очень неуместное. Потом он вручил куклу руководителю ансамбля, чьи выпученные от удивления глаза можно было разглядеть даже с последнего ряда, где я сидела, и, довольный, удалился.*

Так вот, Бурляев там тоже был. Он вылез в белой рубашечке, мешковатых серых брюках, с очень большими часами на руке и с воплем

-- Христос воскресе, братцы казаки!
-- Воистину вокресе! - откликнулся зал с большим удовольствием.

Дальше Бурляев сообщил, что Пушкин на самом деле был вторым у нас поэтом. Первым был, и это сам Пушкин тоже признавал, поэт Языков. Мне стало стыдно, поскольку из поэта Языкова я помню только одну строчку: "Будет буря - мы поспорим и помужествуем с ней".

Бурляев тем временем объяснил, что Языкова лишили его заслуженной славы известно кто, поскольку он был патриот, верил в русский народ, и сочинил стихотворение, из которого нам сейчас все станет ясно.

-- Все мы знаем, что у нас, русских людей, у всех христиан, враг один... И все мы знаем его имя!!! - тут он сделал паузу, и мне внезапно стало ясно, что Николай Бурляев - говно, а не актер. На данном этапе во всяком случае.

Дело в том, что держать паузу он в принципе не умеет.

-- И все мы знаем его имя!!! - воскликнул он и замер, обводя зал мерцающими глазками.

Зал ничего не понял. Пауза затягивалась, и братцы казаки уже начали вопросительно переглядываться и толкать друг друга локтями - мол, что за фигня. Суровый дедушка рядом со мной, все время сидевший пень пнем, вдруг густо прокашлялся и спросил неуверенно:

-- Евреи, что ль?

Картина была совершенно позорная, но Бурляев, по-моему, ничего не замечал.

-- Это - Лукавый!!! - наконец взвизгнул он, и зал облегченно выдохнул.

Потом Бурляев прочел стихотворение Языкова о том, что все зло в России от немцев и, наконец, удалился.

...И все-таки на том же шабаше я поняла, что такая вещь, как волшебная сила искусства, существует.

На сцену вышла Зинаида Кириенко, исполнившая роль Натальи в герасимовском "Тихом Доне". Толстая, старая, в концертном платье в пол. Она прочитала отрывок из романа - тот, где Наталья говорит свекрови, что не будет больше рожать от Григория.

У нее с паузами все было в порядке. Зал, откровенно настроившийся поскучать, вдруг весь собрался и замер - все это нелепое, душевно ленивое и уже взведенное потоком пвсевдопатриотической дряни костюмированное сборище. Хоругвями никто махать не пытался. Когда Кириенко закончила, в зале еще несколько секунд стояла тишина. Потом обрушился шквал аплодисментов. Это было сильно, без шуток.

До этого, даже когда на сцену все-таки прорывались приличные люди, включая сам "Казачий круг", и классно пели, такого эффекта не было. Так просто, живулечка пролетала.
==============
* -- Танька, - спросила я при встрече Таню Сергееву, она как раз работает в Театре Образцова, - это что за фигня? Как этот поц ухитрился у вас из музея куклу стибрить?!
-- Ой, стибрил он! - махнула рукой Татьяна, - у нас там этих кукол! Это настоящая в музее, с нее копий кучу наделали и всем раздают.

lazy_natalia: (Default)
...Кстати, эта вызывающая тупое удивление осмысленных людей "реабилитация" Сталина - это ведь тоже не в первый раз. Было уже, в конце 60-х, хоть и не так нагло (вот ведь парадокс, да).

Помню, отвели меня бабушка с дедом и тетей в Новый цирк на Вернадского. Представление было какое-то приуроченное, так что все, как положено, заглотили свою порцию Нормы, совершенно этого не заметив. В тот раз, кроме прочего, там на экранах под потолком вокруг арены крутили, погасив свет, всякую хронику. И, помню, по рядам зашелестело: "Смотри, Сталин! - Сталин! - Показали! - Смотри, сейчас еще покажут! - Сталин! Сталина показали!".

Я даже поняла, о ком речь, настолько четко всплеск энтузиазма в зале совпадал с появлением изображения. Причем мне почему-то стало страшно, я смотрела на черно-белые фуражку, усы и нелепо большие погоны, и мне делалось тоскливо и хотелось выйти, быстро, чтобы никто не заметил, хотя вид у этого фантома был совершенно театральный.

Потом свет опять зажегся, и на арене началась всякая фигня с конями, как положено, а в оркестровой ложе вдруг образовался ансамбль "Песняры" (?) в расшитых блестящими камушками косоворотках и запел что-то, что и так все время пел по радио.

Когда мы вышли на улицу и немного отошли от входа, мои взрослые сразу начали обсуждать, что "Сталина показали". Они явно волновались, и я была поражена тем, что так и не сумела понять, рады они или расстроены, такие у них были при этом непроницаемые лица.
lazy_natalia: (Default)
Надоело про гадости всякие писать.

Я вот вчера ходила к своему окулисту Марине Витальевне.

Осенью, сразу после Италии, я прибежала к ней со слоновьим топотом (даром что с опозданием на полгода) - именно там, в Италии, в неге и приятствии, среди мозаик, зрение у меня и упало. Сначала я пыталась этот факт от себя скрывать, но потом не увидела гениталии у Христа в арианском баптистерии, и даже принялась спорить с Олей на тему "это волны так плещутся, а ты домысливаешь". Оля посмотрела на меня с выражением, тогда я покорно подняла фотоаппарат, навелась - и... да, пришлось признать и то, что гениталии там есть, и то, что не заметить такой неожиданный элемент в облике Спасителя может только человек откровенно подслеповатый.

Так что я впала в депрессию, потом ломанулась к Марине Витальевне, и, разумеется, да, обнаружилось, что оно все куда-то поехало, с песнями и плясками. -1,5/-2, поцелуйте меня в щечку.

Марина Витальевна взяла меня в оборот и, по своему обыкновению, послала подальше, когда я попросила выписать мне очки, раз уж все так плохо.

(Еще раньше, пару лет назад, я попросила у нее очки для близи, поскольку "возраст, не вижу ничего". Доктор запустила в меня газетой, открытой на странице с объявлениями, и сказала:
-- Читайте!
Я прочитала пару объявлений.
-- И какие вам очки?
-- Но я больше не могу читать надписи на тюбиках!
-- Без тюбиков вы как-нибудь проживете. Это для повседневной жизни необходимым не является. Когда газету не сможете читать, тогда и начинайте волноваться. Если я сейчас выпишу вам очки, это случится очень скоро.
Вскоре после этого я странным образом опять начала читать надписи на тюбиках, но я сейчас не о дальнозоркости, я о близорукости).

В общем, вчера я к ней явилась и выяснилось - мамма миа! - что плохой глаз у меня на том же месте с прошлого раза (он тогда, после начала лечения, подтянулся на полдиоптрии, стал 1,5), зато второй, хороший - ЕДИНИЦА! Оле-оле-оле!

-- Надо же, - сказала я ошарашенно, - а я у вас собиралась всерьез очки поклянчить!
-- Какие очки, побойтесь бога! - откликнулась Марина Витальевна, глядя на меня любовно, как Пигмалион на Галатею, - очки вам! Сами не чувствуете, что все видите?
-- Чувствую, - ответила я честно, но мне все время кажется, что мне кажется!

У нее следующий пациент прогулял, так что никого в коридоре не сидело, и я под беседу о глазном здоровье быстренько достала фотоаппарат и воровато ее щелкнула.

Так что вот: доктор Марина Витальевна, увидевшая у меня на левом глазу единицу.

lazy_natalia: (Default)

Сейчас все про старушек в магазине ужасные истории рассказывают - одна за одной. Мне везет - я такую историю могу только из прошлого вспомнить, и то не такую прям ужасную, просто противную.

Ну, как прошлого, недавнего, лет 10-15 назад.

Мой брат Гриша тогда жил в Ивановском, возле Кольцевой. Зашли мы с ним в тамошний "Дикси" за помидорами. Магазин был супер"бюджетный" и хамоватый. Несмотря на это, в очереди к кассе на бабушку, которая никак не могла достать из кошелька нужную сумму, никто не пыхтел. Бабушка мучительно покраснела и перебирала свои бумажки с монетками дрожащими руками.

Все спокойно стояли, а молоденькая кассирша, увидев, как старушка мучается, а попросить помощи стесняется еще больше, вообще сделала вид, что складывает деньги в ячейках и рада передышке.

И тут дебелая, пошловато и дорого (на ней даже шляпка была, клянусь) одетая женщина лет пятидесяти, стоявшая сразу за старушкой, заорала:

-- Да что это такое, сколько можно?! Люди торопятся! - тут деньги со звоном посыпались у бабушки из рук на прилавок возле кассы, кассирша их спокойно собрала и протянула бабушке, так же молча, а тетка в шляпке поискала в очереди тех, кто ее поддержит, и остановилась на нас с Гришей.
-- Безобразие! Скажите? Я на работу опаздываю!
-- Человек рассчитывается! - сказала я, трясясь от злости, - извольте подождать.
-- Вы что?! - тетка аж задохнулась, - вроде сами молодые, энергичные... Вам что, нравится такое безобразие?
-- Если вы так торопитесь, - сказал Гриша, - пройдите в соседний магазин, "7 континент" называется (тогда "Континенты" еще считались магазинами дорогими и понтовыми), - там никогда нет народа, все будет очень быстро.
-- Да, чего сюда пришла? - не выдержал парень из очереди сзади, - пришла - так и стой...те, как все стоят.




Бабушка наконец сдалась и протянула девушке на кассе кошелек. Та быстро вынула нужную сумму, рассчитала старушку и стала обслуживать остальных. Тетка, что интересно, продолжала шипеть, но ей больше никто не ответил. И кассирша тоже рассчитала ее без лишних слов, только сумму назвала.

lazy_natalia: (Default)

Мне, не дай бог, опять обострение корячится, ибо сны все краше и краше снятся.

Сегодня я во сне гуляла по прелестному парку в старинном итальянском городе, больше всего похожем на Верону. Парк был под крепостной стеной, тропинка бежала вдоль почти не видимого уже рва, то вверх, то вниз.

Внезапно я заметила, что эта тропка считается улицей - то там, то здесь белели эмалевые таблички с ее названием. Я подошла к одной посмотреть и увидела, что улица эта называется очень неожиданно: Via Natalia Dubrovskaia. Не было сомнений, что названа она именно в мою честь, но как, почему, когда и зачем, я не могу вспомнить. Даже близко ничего не звенит. Я некоторое время ищу памятную доску с объяснениями, чем черт не шутит, не нахожу и решаю спросить кого-нибудь из местных. Пока я брожу, во мне растет понимание, что да, я точно что-то такое сделала, что и не в одной Италии моим именем, наверное, улицу назвали. Подвиг какой-то, что ли. Просто забыла. Вот сейчас выясню - и все встанет на свои места. Выхожу на настоящую улицу и захожу в книжный магазин, он как раз напротив парка.

В магазине сидит красивый бородатый дедушка в очках в тонкой золотой оправе. Я сразу задаю ему свой вопрос - в честь кого названа улица, и что эта Natalia сделала такое замечательное. Мне заранее приятно, сладко и тревожно, и я смотрю на него в нетерпении, улыбаясь.

-- Как, вы не знаете? - улыбается дедушка, - а-я-яй, девушка, как же так, я же вижу, что вы интересуетесь историей! Наталия Дубровская - это женщина, при лечении которой открыли эту палочку... как ее назвали... в общем, возбудителя астмы.
-- Что? - говорю я и сразу ощущаю, как радость во мне глохнет, мне делается невыносимо стыдно за свои убогие ожидания, - астмы?
-- Ну, конечно. Когда ей делали очередной анализ, что-то там случайно то ли добавили, то ли еще что-то такое сделали внеплановое и выделили эту гадость. До этого ведь никто не знал, что природа у этой болезни бактериальная. А тут уж и вакцину разработали со скоростью звука.
-- Понятно, - говорю я, надеясь. что он не видит, как я глотаю слезы. В глазах у меня черно от обиды. - А улицу-то почему ее именем назвали? Она же ничего не сделала?
-- Ну, как... она стала последним пациентом, умершим от этой болезни. Вакцину с ее помощью, так сказать, сделали, а ее спасти не сумели. После нее ни один человек в цивилизованном мире от астмы не умирал. Вот и решили... увековечить. Обезьяне Дарвина тоже ведь памятник поставили, - тут он смотрит прямо на меня и, не удержавшись, издает легкий смешок.



"Европа, - машинально отмечаю я про себя, - у нас он бы он вспомнил про собаку Павлова".

И тут мне делается так плохо на душе, так плохо, что я понимаю, что я действительно умерла от астмы, и это будет очень скоро, и никакая вакцина тут не помогла бы, хоть ты ее обизобретайся.

lazy_natalia: (Default)

Для тех, кто читает мои мемуары про семью! Мама торжественно вручила мне фото, сделанное когда-то моим папой. На этом фото - тот самый брат-старовер, приехавший помириться с моим прадедом-революционером, когда они оба стали уже совсем стариками.

Стоят слева направо: прадед Сергей Трофимович, моя мама, брат прадеда, чье имя теперь никто не помнит.
Сидят, тоже слева направо: жена прадеда Мария Андреевна и братова супруга, чье имя история тем более не сохранила.

Что интересно, это фото всю мою жизнь висело у мамы на стене. И я так к нему привыкла, что ни разу не задумалась о том, что этих людей не знаю.



lazy_natalia: (Default)
Омерзительное состояние. Сразу над ложечкой словно сдохла лягушка.
lazy_natalia: (Default)

Про семью - дальше

Итак, моя бабушка совсем молоденькой вышла замуж за моего деда, Виктора Андреевича Косникова. Семья его была родом из Суздаля, все они были рослыми, красивыми, голубоглазыми и светловолосыми - этакий золотой генофонд русской нации. Одна тетка у Виктора даже была настоящей суздальской монахиней, и подарила молодым на свадьбу гигантскую пуховую перину, перебранную ею самой вручную. Перину эту у бабушки украли во время войны. Я очень в детстве по этому поводу переживала, мечтала на нее посмотреть.

Отец Виктора к этому времени уже умер, поэтому Виктора, старшего сына и единственного кормильца, не забрали в армию, а приписали к немедленному призыву техником в аэродромную обслугу "в случае войны" - он окончил техникум, то есть был с образованием, и работал в ФЗУ на интересной должности "педолог". Мастер-воспитатель в ПТУ по-нашему, насколько я понимаю.

Сначала бабушка с дедом поселились у него, в какой-то лютой коммуналке, вместе с его матерью, сестрой и братом. Тут бабушке наконец повезло - баба Дуня, мать Виктора, и не думала над ней измываться, как положено свекрови. Бабушка Катя рассказывала, что вечерами баба Дуня выходила посидеть с соседками на лавочке, и все они только и делали, что мыли кости невесткам и рассказывали, какие успели учинить им казни египетские. Время от времени они вспоминали про бабу Дуню и начинали ее пытать:

-- А ты чего молчишь, Евдокия? Или у тебя невестки нет? Расскажи уж!
-- А чего рассказывать? - миролюбиво отвечала баба Дуня, - девка хорошая, тихая... работящая.

Потом она приходила домой и говорила:

-- Ох, как мне эти курицы надоели! Хоть на лавочку не ходи! - и продолжала Катю беречь да баловать.

А девушка Катя была все-таки совсем молодая и местами дурочка дурочкой.

Дед мой Виктор очень любил классическую музыку. У него был хороший патефон, и он собирал пластинки. Тогда это дело было и непростое, и недешевое, как нетрудно догадаться. Бабушка классической музыкой совсем не интересовалась, зато в один прекрасный день очень захотела купить "Рио-Риту", а денег не было. Они с подружкой побили все дедовы пластинки, сдали как бой (была тогда такая возможность) и купили-таки свою попсятину. Приходит дед с работы домой - коллекции нет, а молодая жена наслаждается "Рио-Ритой".

-- Бабуля, - спросила я восхищенно, - он тебя не убил?!
-- Нет, - сказала бабушка, хохоча во весь голос от этих воспоминаний, - посмотрел на меня и говорит: "Катенька, ну, что ты у меня за ребенок!".
-- И все?
-- И все. Ну, я уж больше пластинок не била, поняла, что он их любит.


Так что Косниковы, судя по всему, были люди яркие, добрые и благородные. Жаль, что никого из них, кроме бабы Дуни, очень скоро не осталось.

Деда призвали сразу, и отправили его не в аэродромную обслугу, а то ли в пехоту, то ли в танковую часть, и бросили на передовую. Он погиб под Смоленском в феврале 42-го. Мама родилась 15 октября 41-го, его один раз отпустили, и он смог ее увидеть. Виктор и Катя долго не могли выбрать для дочки имя, потом он написал: "Знаешь, Катя, я решил. Назови дочь Надеждой". Не помогло.

Мама хорошо помнит День победы, хотя ей было всего четыре года. На улицах были шум и ликование, а бабушка сидела в комнате - той самой, в "утюге" на Хитровке, - и рыдала, не могла остановиться. Моя мама трясла ее и спрашивала: "Мама, мама, почему ты плачешь?" - а она не отвечала.

Мама это запомнила, и снова спросила, когда немного подросла:
-- Мама, почему ты так плакала, тогда в День победы?
-- Потому что только в этот день я по-настоящему поверила, что Витю убили, - ответила бабушка.

lazy_natalia: (Default)
Сегодня мне опять снились очень интересные сны. На этот раз я работала в некой скучной конторе, и нас отправили в какую-то не очень понятную командировку в Министерство обороны.

Вот там было весело! Это оказалось бестолковое шумное заведение, разделенное на массу комнатушек, в которых сидели добродушные, замотанные, но бесконечно острящие тетки и медведистые, но по-своему галантные мужики. Еще там постоянно шлялись какие-то иностранные делегации, угощающие всех встречных аутентичными вкусняшками (запомнилась делегации с Кубы, после которой мы чуть не умерли, обожравшись национального тортика из бананов и орехов).

Меня там все сразу полюбили, зазывали на чаек и рассказывали про жизнь, а я таскалась по зданию и фотографировала всякую наглядную агитацию - она там была очень хороша, плакатики и лозунги висели повсюду.

Запомнилось два, один в переговорной какого-то некрупного начальника:

Свой камень в гору я качу,
И сладок мне сизифов труд!
Другой судьбы я не хочу,
Я стал силен, спокоен крут!

А второй в комнате отдыха:

Я спать хочу, устал, беда!
Глаза закрыл бы навсегда!
lazy_natalia: (Default)
Иногда все мои препоны и рогатки в браузере дают сбой, и я вижу рекламу, которую мне деликатно и, главное, с учетом моих интересов (по его собственному утверждению) показывает фейсбук.

В этой рекламе мне, судя по всему, неизменно предлагают две вещи: солидных мужчин, заинтересованных в серьезных отношениях, и поездки на отдых в Египет и Таиланд.
Все солидные мужчины на фотографиях коротко подстрижены, неброско одеты и крупно сложены и в целом напоминают отставных военных такого типа, который непременно будет рассказывать о том, как он защищал Родину в Гондурасе, Афганистане или Анголе, о чем она его негромко, но настоятельно попросила, или, на худой конец, как он ездил на танке в тайгу за кедровыми шишками или воровал топливо из ракет на Байконуре.

Поездки же в Египет и Таиланд стоят подозрительно дешево, и пальмы на фото вызывают сомнения. Это ровно такие пальмы, под которыми следует знакомиться с упомянутыми выше мужчинами - особенно теми, у кого в рассказах, судя по серебряным сединам, и Вьетнам может случиться, а то и вовсе Корея с 38 параллелью.

Ну, спасибо тебе, фейсбук, короче, за такую деликатность и тонкие намеки.

Нет чтобы хоть раз предложил длинноногого юношу с капризным ртом и глазами с поволокой. Или Ибицу, там, не знаю. Или резиновую женщину хотя бы, нельзя же так!

lazy_natalia: (Default)
Раз уж пошла такая пьянка, еще о семье.

Это мои прадед Сергей Трофимович, прабабка, бабушка Катя (девочка постарше) и ее сестра Соня. Соня умерла года в два, так что не считается. Меня всегда поражало, что бабушка не только ее помнила, но и ухитрялась переживать, до последнего дня. "Моя мать, - говорила она, - посадит ее на окно в одной рубашонке да уйдет. Вообще не следила. Вот она и подхватила тиф (? сибирку? - не помню на самом деле, что именно) и умерла".

Прадед был политкаторжанин. Ну, как политкаторжанин - в 15 лет вслед за отцом приехал в Москву из деревни под Можайском, работать на фабрику Шмидта. Это был 1905 год. В те же 15 его арестовали за участие в революции и чуть не повесили, но все кончилось 10 годами каторги плюс бессрочным поселением. Согласно легенде, отец Сергея отвез "мировому" воз всяких даров земли, от мяса до холстов, и тот мальчика пощадил. История кажется мне сомнительной, и не только из-за мирового судьи в военно-полевом суде, но кто ж его знает.

Прадед отсидел свои 10 лет, заработал (от ударов прикладом по голове) какой-то интересный вид травматической эпилепсии: во время припадка он превращался в младенца. Падал, начинал шевелить согнутыми руками, смотрел вокруг бессмысленными круглыми глазами. И даже сосательный рефлекс у него просыпался, он разве что не гукал. Учитывая, что человек он был необычайно суровый и жесткий, смотрелось это наверняка ужасно. Припадок мог случиться где угодно, предчувствия никакого не было - однажды он упал на трамвайных путях. После припадка прадед ничего не помнил. Я долгие годы полагала, что это нечто такое экзотическое и даже уникальное, пока не прочитала книжку Джона Ирвинга про Т.С. Гарпа. У отца главного героя после ранения примерно такая вещь и началась. Судя по всему, прадеду повредили лобные доли.

Его выпустили на поселение, он поселился в Бодайбо, а когда случилась революция, его выбрали начальником местного исполкома. Он женился на местной красавице, первой на деревне, - это она стоит на фото. Женщина была ужасная. Вздорная, алчная, не слишком умная, а тогда еще и совсем молодая, он взял ее чуть ли не шестнадцати лет. К несчастью, его высокий местный пост и романтический ореол трудной судьбы сумели ее привлечь.

Она мне особо красивой никогда не казалась, надо отметить. Этим летом я показала фото Андрею, мужу нашей подруги Аси - он коренной сибиряк, из забайкальских казаков, и очень интересуется этнографией и историей именно этих мест. Я показала и спросила: мол, кто это? Можешь определить, что за тетка? И главное, есть ли в ней монголоидная кровь? А то у нас у в семье с этого времени понеслись раскосость и высокие скулы.
-- Нет, - сказал Андрей, - нет тут тунгусов, никого тут такого нет, она из староверов. Семейская она. Они никогда не мешались. Какая красивая женщина! - он словно не мог поверить своим глазам. - Нет, ну, какая красивая женщина! Как ее могли за него отдать? Староверы на сторону не отдают!
-- Ну, - сказала я, - революция же! Небось, понеслось, поломалось все...
-- Не знаю, - ответил Андрей с сомнением, - ну... может... Хотя странно. Не знаю.

Так что тут предание не врет - про красоту по местным понятиям.

Спустя недолгое время, я спросила у мамы:
-- Мама, а ты знаешь, что твоя бабушка была из староверов? Андрей сказал!
-- Ну... - ответила мама, - почему нет?
-- А как ее отдали? За деда Сережу? Они ведь только за своих отдают?
--Так дедушка был старовер! То есть, он был коммунист... пока билет тогда не бросил... Но все равно неверующий. А так старовер, Трофимовы все были староверы. К нам его отец приезжал. Я же видела. Старовер настоящий. У него и жена была такая... замотанная. Они тоже в Москве жили, туда, на Рогожской, в эту церковь ходили. Только они с нами не общались почти, из-за того, что дедушка от церкви отошел.
-- Мама! - возопила я, - как я могла этого не знать? Я же тебя с младенческих лет обо всем расспрашиваю!
-- Наверное, - сказала мама, - я тебе говорила, а ты забыла... Кто его знает... Может, не подумала, что это тоже интересно...

Так я узнала, что плюс к евреям и коренным русакам, у нас и староверы пробежались. Да еще семейские, убейте меня веником.

Расписалась, пора остановиться. Хотя история только началась.

lazy_natalia: (Default)
Я тут влезла в дискуссию про прививки, причем схлестнулась с одним из самых моих любимых (без шуток) френдов. Я, естественно, говорила, что прививки нужны, она - что это все ложь, грабеж и провокация.

Стала на эту тему задумываться - что заставляет людей настолько не бояться страшных детских болезней? Кроме того, что у них в семье дети не умирали, конечно, так что с какой стати верить, что у Льва Толстого, чтобы далеко не ходить, умерла треть родившихся детей? На заборе вон тоже написано. Тем более, что сейчас такие лекарства, такие лекарства...

Думаю, тут дело в большой степени еще в том, что люди в принципе не знают и не задумываются о том, что такое сами эти болезни. Им кажется, что это как "очень сильный грипп". Грипп тоже бывает смертельным, но они и этого, разумеется, не видели.

Я болела свинкой, в шесть лет. Выжила, ага, а брат с сестрой вообще не заболели, ни тогда, ни потом (небось, от меня привились, как от коровы, паразиты). Нафига эти прививки, действительно?

Так вот, свинка выглядит так.

Надуваются все лимфоузлы в районе головы - на шее, под челюстью, за ушами вырастают здоровенные желваки. Они дико, отчаянно и без перерывов болят. Есть нельзя - рот невозможно открыть. Из обезболивающих доступен был только анальгин, на который у меня очень сильная аллергия (каковых, то есть аллергий, до всех этих экологий, ГМО и прививок вообще не было, как мы знаем). В СССР не было принято злоупотреблять обезболивающими, ничего другого нам не прописали, если оно и было. Мама вливала мне между разжатых с воем зубов бульон, питье и разведенные в ложке таблетки - антибиотики уже были, это прививки не было. Они были ужасно горькие. Помню, как мама, когда рот у меня стал уже немного открываться, напекла блинов - тончайших, воздушных, их ведь и жевать не надо. Я дурела на бульончиках, тем более, что начался процесс выздоровления, и меня мучил волчий голод. Я попыталась съесть блинчик. Хоть раз-два, а челюсть дергалась, это инстинкт, и я выла от боли. Бедная мама, не представляю, как она все это перенесла.

Потом свинка кончилась, начался отит - осложнение. Я просыпалась ночью от собственного вопля, родители неслись ко мне, шлепая босыми ногами по полу, капали камфору. Потом я выздоровела, и на долгие-долгие годы у меня снизился слух на правом ухе. Это отдельная история, расскажу как-нибудь. Если бы я была парнем, могло быть еще одно осложнение - бесплодие. Бывает при свинке.

Все это время мой старший брат не ходил в школу - карантин. Месяца два. Потом, через пару лет. я заболела скарлатиной, хотя это, как мне кажется, была ошибка диагноза, молоденькая врач перестраховалась. На этот раз мы с братом уже оба пару месяцев не ходили в школу. Очень было приятно. Такой подарок судьбы.

Потом появились прививки, и никто из последующих поколений в нашей семье ничем таким не заболел. Через много лет пронеслась краснуха, зацепила и взрослых, а так, в общем, так уж страшно никто и не болел. "И зачем нужны эти прививки?" - справедливо спрашивает это новое поколение. А ни-за-чем. Это ложь, грабеж и првокация, как уже было сказано.
lazy_natalia: (Default)
Опять мне сны снятся - то ли хоть не засыпай, то ли хоть не просыпайся, это все от гриппа, я знаю.
Теперь приснилось, что я живу, и давно уже, с каким-то занудным немолодым мужиком, таким... "надежный, так что приходится терпеть", что называется. Лысенький такой, плотный. Помешан на взаимной "открытости", очень меня в свое время доставал на тему "расскажи о тех, кто был до меня" (у меня в этом сне и целая биография есть, все по-взрослому).
И вот он приходит и говорит:
-- Садись. Нам надо поговорить.
Я сглатываю рвотный рефлекс и послушно сажусь. Достал он меня до чертиков, если честно.
-- Значит, так... Ты знаешь, что я считаю, что у двух близких людей тайн друг от друга быть не должно. Так вот, я тебе расскажу, кто был моей первой женщиной... Это... это была Анна Андреевна Ахматова!
"Бля!" - говорю я себе внятно, не размыкая губ, хотя в этом сне я матом вообще не ругаюсь. Не тот типаж.
-- Пойми, - жарко говорит он, и лоб его морщится и мучительно краснеет, -- ты не должна ревновать, если женщина писала такие гениальные стихи, ты должна не стыдиться, а гордиться нашей связью, тем более, что это было так давно! - он изо всех сил всматривается в мое лицо. Похоже, ищет слова для следующей тирады. В это время я, во-первых, думаю не без стыда (за себя) о том, что, оказывается, мужчина, обожающий стихи Анны Ахматовой, вызывает у меня сильные подозрения. А во-вторых, я пытаюсь посчитать. Если он и правда успел вступить в связь с Анной Андреевной, ему должно было быть на тот момент лет 14. С большой натяжкой. Я смотрю на него и вдруг представляю, какой он был мальчишка - тонкий, звонкий, наивный... глазастый. Был с ней, старой, толстой, елки палки, в гробик уложил. А мне достался этот фигни кусок, простите. Она ведь мальчишку с собой забрала. А на этого лысого даже и не посмотрела бы.
lazy_natalia: (Default)
Давным-давно, когда СССР был большой, а я еще училась в школе, мы с мамой пошли в "овощной" (сумеречную приванивающую палатку на улице Флерова) за капустой. Капусты там не было, и уже не первый день. Это был вопиющий случай: хотя Балашиха была не самым скудно снабжаемым городом даже на фоне Подмосковья, продукты по большей части исчезли и у нас, за всем на свете надо было выстаивать длинные очереди, но обязательный набор должен был присутствовать всегда: сахар, соль, хлеб, крупы, кроме "буржуйских" (риса и гречки), осклизлая картошка, лохматая грязнющая свежая капуста, сезонные овощи и фрукты, квашеная капуста и соленые огурцы зимой и с усилиями, но умеренными, - молоко и сравнительно часто сливочное масло и яйца. Это спустя тысячу лет я поняла (вернее, Оля мне сказала, в качестве теории), что это был набор, которым когда-то питались крестьянские дети, превратившиеся в злых стариков, правивших моей страной. Остальное было "барской едой" и доставалось барам, то есть им, ими же раздавалось, а простые людишки должны были честно радоваться дрянному мясу раз в месяц и синей курице (которая больше не может нестись и поэтому пошла под нож) раз недели в две, и получать их со скрипом, как подачку. То есть, никто был бы не против кормить народ и получше, но чему тут возмущаться, они искренне не понимали.

Так вот, капусты не было. Продавщица с отвращением посмотрела на очередь и сказала, в который раз, судя по всему:

-- Нет капусты, не привезли. Не знаю я, когда. Мне не докладывают.

Отсутствие капусты - это было нарушением правил. Настолько, что народ начал робко возмущаться. Продавщица брезгливо пожала жирными плечами и молча ушла в подсобку, в зале (прилавок с желобом для картошки и узенький проход перед ним) остался только типажный грузчик, швырявший грязные ящики, - алкаш с желтыми и блестящими от пьянства глазами и наглой холуйской улыбкой на бесформенном лице.

-- Эй, ты! Совсем обнаглели, - крикнула ему бабка из очереди перед нами, - капусты нет! Иди в подсобку, неси, прячете ведь, все знают!
-- Чего прячем, чего прячем, - ответил грузчик с явным удовольствием, -- нету нас ничего, гляди! - он распахнул дверь в следующую комнатушку, где действительно было пусто, а пол был усыпан затоптанными капустными листами, - была - и нет!
-- Капусты нет! - опять крикнула бабка, - а нам что, с голоду помирать? - очередь тоже заволновалась, раздались недовольные голоса.
-- Иди листья собери! - откликнулся грузчик, - все идите, пускаю!
-- Ах ты... - задохнулась бабка, - да мы... да мы в войну лист не собирали! В войну! - голос у нее сорвался, всем стало нехорошо. Вдруг стало ясно, что это серьезно - то, что она говорит. Я подумала: вот сейчас что-нибудь... ну хоть что-нибудь произойдет...

Ничего не произошло. Очередь с бабкой во главе испугалась сама себя и стала тихо стоять дальше, ждать продавщицу, не пойми зачем. А мы с мамой просто ушли.

Profile

lazy_natalia: (Default)
lazy_natalia

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 09:14 am
Powered by Dreamwidth Studios