lazy_natalia: (Default)
[personal profile] lazy_natalia
-- И прежде всего, - сказал армянин Саша, поднимая стакан, - сказать спасибо абхазам, братьям, с которыми мы живем на одной земле, которые дали нам дом, и с которыми мы вместе воевали!
-- Да, ты прекрасно сказал, брат, очень верно говоришь! - ответил Руслан, единственный абхаз за столом, тоже поднимая стакан. Все чокнулись. Мы трое тоже чокнулись и сделали вид, что пьем - поскольку уже давно больше пить не могли, да и не хотели - завтра мы собирались залезть на соседнюю вершину, ради этого мы сюда, на альпийские луга, и приехали, очутившись непонятным образом в компании местных водил, закрывающих курортный сезон, и двух снятых ими отдыхающих девочек - то есть, проехались, да еще и на халяву. В сезон водилы возят курортников в горы по бездорожью за деньги, вечно зависая одним колесом над пропастью - такой у них умеренный экстрим на открытых уазиках (а иногда и на настоящих "козлах", покрашенных во всякие веселые цвета, включая розовый).


-- Да, - сказал Вартан, хозяин балагана, здоровенный усатый красавец лет шестидесяти, похожий на таможенника Верещагина, - выпьем, выпьем... Ты почему не пьешь?
-- Я пью! - соврала я.
-- Ха-ха! - сказал Вартан.

-- И выпьем за тех, - сказал Руслан, - кто пришел нам помочь. Сколько их, все - русские, чеченцы, донские казаки... Все они пришли не за деньгами, а вот именно что - все они пришли помочь, помочь народу, который поднялся за свободу...
-- Да, - сказал Саша, - за это выпьем...
-- А ты почему не пьешь? - спросил Саша Ольгу.
-- Ей нельзя! - сказала я.
-- Ха! - сказал Саша и долил ей домашнего коньячку. Оля покачала стакан и поставила на стол.
-- Так, - сказал Руслан, кареглазый блондин под 40, выглядящий на 50 с хвостиком, - а этот тост все всегда пьют до дна... Слышишь, Оля? Этот тост за тех молодых ребят, которые не вернулись домой. Которые полегли под пулями. И этот стакан надо выпить!
-- Да! - серьезно кивнули все и выпили. Оля пригубила и поставила стакан.
-- Ну, Оля! - расстроился Саша.
-- Так нельзя! - сказал Руслан и грустно уставился в стол.
-- Ха-ха! - сказал Вартан, посмотрев на меня, и подмигнул.
-- Ей нельзя! - сказала я. - Вам что, надо, чтобы ей плохо стало?
-- Нет, не надо! - сказал Вартан. - Вот это не надо. Вон, там одна уже лежит. - Это была правда. Совсем юная стройная блондиночка с сердитым лицом, которую застолбил себе очень милый и невероятно глупый парнишка-армянин, похожий на Джорджа Клуни и непонятно как попавший в эту разудалую компанию, по приезде совсем спеклась и спала теперь где-то в глубине балагана на кровати с панцирной сеткой, подстелив мой коврик и укрывшись моим спальником, которые я ей по такому трагическому случаю одолжила.

-- Теперь - самый важный тост! Давайте выпьем за хозяина! За того человека, который дал нам сегодня кров и собрал нас всех за этим столом!
-- Да, Вартан, за тебя! И пусть твой балаган стоит тут всегда! И всегда мы будем в него приезжать! И пусть всегда будет здесь свет и тепло!
-- Будет, будет! - сказал Вартан. - И свет, и тепло, и отдыхающим все будет, и белье чистое, и шашлык... Вы только привозите побольше!

Все чокнулись и выпили за отдыхающих и приносимый ими доход, и мы тоже.

-- Гриша, - сказал Саша, и повернулся к нему, ставя сткан на стол. - Вот Оля против - а давай мы тогда с тобой устроим здоровую семью? Давай поженимся?
-- Давай! - сказал Гриша, ласково и длинно улыбнувшись, - вот приеду я домой и скажу: "Здравствуй мама! Я женился! Познакомься, вот моя жена!" - и широким жестом указал на Сашу.
-- Хо! - сказал Саша, опять беря стакан, и почти одобрительно покрутил головой.

-- Нет, - сказал Вартан глупому юноше, потянувшемуся к нему с бутылкой, - водки больше не хочу. давай мне теперь пива.
-- А что, пиво есть? - обрадовался юноша.
-- Есть. Конечно, есть. Там справа стоит.

-- В горах, - сказал Саша, - здесь все совсем иначе. Вот сидим мы тут за одним столом... Нет, внизу тоже... Оля, допивай, допивай! И ты тоже! А... Ну ладно, не допивай... Да... Внизу. Вот ты помнишь Вову? И ты? Все - помните? Вова? На красном "козле" возит отдыхающих на Рицу?
-- Это какой Вова? Который армянин Вова?
-- Да нет! Абхаз. Абхаз, Вова, на красном "козле" на Рицу ездит. Мы с ним рядом всегда стоим.
-- А! Этот Вова! Абхаз! Ну да. А что Вова?
-- Ну вот, мы с эти Вовой всегда там рядом стоим. Ну так, обычно: "привет" - "привет", "как там, Саша", ну все такое, - подошел, прошел, встал там рядом... А тут я чего-то в машине сижу, ковыряюсь там что-то, наклонился... А он проходит мимо и говорит: "Ты гондон!".
-- Аааай! - сказали за столом. - Так и говорит?
-- Ну я тебе говорю, так и говорит! "Ты гондон!" - и прошел. Ну, я думал, может перепутал с кем-то, ну так, не знаю... В общем, пропустил это мимо ушей.
-- А он?
-- А он прошел себе. Ну ты слушай, я же рассказываю... Ну вот. Я так доделал свое, стою около машины. Он подходит. "Ты слышал, что я тебе сказал?". Я говорю: "Нет, Вова, а что ты сказал?" - "Я тебе сказал - ты гондон!".
-- Ааай!
-- Не пойму, - сказал Руслан, крутя стакан в толстых пальцах и глядя в стол, - зачем он тебе это сказал? Такие слова?
-- Ты слушай! Все слушайте, я же рассказываю! ...Ну вот, я и говорю: "Вова, ты меня ни с кем не перепутал? Ты зачем мне это сказал?". А он говорит: "Я ничего не перепутал! Я сказал, что ты гондон. Потому что я всю вашу армянскую породу ебал, понял? И тебя ебал, и всю вашу армянскую породу!".
-- А! - издал странный горловой звук глупый юноша. - И что ты ему ответил?
-- Вы слушайте. А я ему говорю: "Слушай, Вова! Я всю твою породу не ебал, потому что она этого не заслуживает. А вот твой род и тебя лично я ебал, с самого начала, - он показал ладонью чуть выше головы, - и до самого... маленького! - и он показал ладонью два вершка от пола. - Понял, да? Весь твой род я так ебал, с самого дедушки и до конца ебал, и тебя лично ебал, в первую очередь! Так и сказал! Всю твою породу, говорю, я ебать не буду, потому что она этого не заслуживает, а тебя...
-- Ааай! А он что?
-- А он что! Начал там что-то, а я из уазика скамейку сзади достал, хотел ему голову раскроить. Мне этот, который застрелился, - ну этот, помните? Который с охоты ехал и застрелился, - он не дал. Остановил, нас обоих остановил.
-- А чего он застрелился? - влезла я.
-- А? - спросил Саша.
-- Чего он застрелился? - спросила я. - Который вас остановил?
-- Ну... - Саша сделал неопределенный жест рукой, - там, знаешь...
-- Знаешь, в чем была твоя ошибка, брат? - спросил Руслан.
-- В чем?
-- В том, что ты ему голову не раскроил. В этом была твоя ошибка.
-- Так я же говорю - мне этот, который застрелился, не дал!
-- А чего он застрелился? - спросила Оля.
-- А?
-- Застрелился-то он чего?
-- Ну... Так. С отцом не ладил, с женой тоже... Проблемы были. Вот он с охоты ехал...
-- Да, - сказал Вартан, - это вот тут, на нижней дороге было... Ехал с охоты один...
-- Да как один! Их там было... Сейчас скажу... - Саша начал с пьяной аккуратностью загибать пальцы. - Он, потом тот, который на рафике в Новый Афон отдыхающих возит, ну... этот... как его, потом Саша, у которого нива новая... потом Вова.... Они на ниве этой и ехали... Вот! Четверо их было!
-- Ну, не знаю... - сказал Вартан. - Мне говорили, один он ехал...
-- Ну где один! Я же тебе говорю... Ну вот... четверо их было. Ехали они, остановились, а он и говорит: "Ребята, извините меня!" - отошел, ружье в рот так вот вставил, и за курок дернул. Вот так всю крышку и вверх... Ну вот тут... Эту... макушку - вот так все и снесло! Вверх поднялось.
-- Ни фига себе! Сказал "извините меня!", отошел и застрелился? - сказала я слишком громко и трезво. Все на меня посмотрели, и я пробормотала понебрежнее: - надо же!

Потом все как-то немного смешалось - я ходила в сортир смотреть на звезды, потом играла с собакой, потом опять старалась не пить, а потом я подняла глаза и увидела, что парнишка, похожий на Клуни, стоит, покачиваясь, и говорит тост, обращаясь к Руслану, упорно глядящему в стол:
-- Здесь жил мой дед! - сказал парнишка со своим тягучим деревенским акцентом, совсем не похожим на быстрый живой говорок остальных. - Здесь жил мой дед! И отец мой здесь жил! И я тут живу! И дети мои будут здесь жить!
-- Верно, верно говоришь, брат! - отвечали ему все, явно надеясь, что он наконец замолчит, поскольку слушать его было невероятно скучно. - Верно говоришь, выпьем!
-- Нет! Я скажу! Здесь мой дед жил! И отец мой здесь жил! И я здесь живу! И дети мои здесь будут жить!
-- Да-да, все верно говоришь!
-- Мой дед здесь жил! Мой отец всю войну на газе-66 на линию фронта ездил! Один тут был газ-66, он на нем ездил! Весь кабин прострелян был!
-- Ну, поехали... - сказал Саша негромко.
-- А! - сказал Вартан и слегка махнул рукой.
-- Так, - сказал Саша, - выпьем за наших гостей! Пусть они чаще приезжают на нашу землю и знают, что им тут рады! И пусть не болеют и не спят где-то там не знаю где, когда все мы собрались за этим столом!
-- Да! - сказали все.
-- А? - сказал глупый юноша, мучительно хмурясь в попытке переключиться и с трудом садясь на стул. - Да... Давайте за это... выпьем.

И мы выпили за нас.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

lazy_natalia: (Default)
lazy_natalia

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 09:19 am
Powered by Dreamwidth Studios