lazy_natalia: (Default)
[personal profile] lazy_natalia
Лет пять тому назад мы с Олей отдыхали на Кипре. Однажды мы решили поехать на экскурсию и, поскольку наш русский гид была клиническая дура, которой ничего не надо, мы отправились в экскурсионное бюро и купили английский автобусный тур - он был долларов на 20 дешевле и выезжал в удобное время.

Автобус оказался полон англичан старперского толка, - правда, через проход от нас сидела очень грустная симпатичная девушка лет двадцати с небольшим и затравленно озиралась. Она была совсем одна - бьюсь об заклад, бедняжка приехала на этот нелепый остров лечить душевные раны и уложить в своей юной голове тот факт, что все мужики - сволочи, а мир - дерьмо.

Мы погуляли по замечательному горному монастырю, где половину автобуса отсеяли и не пустили внутрь за шорты и голые плечи (никто в этом мире не читает заранее инструкций, даже напечатанных крупным шрифтом. Никто!), а потом опоздали на автобус аж на 10 минут. У меня пошло встали часы.

Старперы приветствовали нас ледяными взглядами, которые должны были нас пригвоздить и раздавить. Не получилось. Закаленные непреходящим конфликтом с обществом, мы откровенно веселились. Что до меня, то я полностью перестала реагировать на общественное неодобрение много лет назад, когда один малокультурный знакомый рассказал, как в армии, по второму году, когда его отделению (или взводу, или чему там) надо было лететь куда-то на вертолете, они с парой друзей наворовали где-то кроликов, спрятались в каком-то хитром месте, украв сначала с кухни сковородку, зажарили кроликов, пожрали и заснули. Их так и не смогли отыскать, вертолет улетел без них и разбился. Все погибли.
Знакомого с друзьями вывели перед строем и начали стыдить.
-- Смотрите, - говорили стыдящие, - они нарушили устав, не явились к вылету, и теперь стоят тут, перед нами, - а могли бы погибнуть, как их товарищи!
По словам знакомого, стыдно им не было совершенно. Их охватила радость бытия. И, чтобы внести в эту фантасмагорию последний штрих, офицер достал откуда-то сковородку с недоеденными кроликами и сказал:
-- Ешьте! Ешьте тут, перед нами! Именно этим вы занимались, когда гибли ваши товарищи!

(-- И что? - спросила я.
-- Сожрали за милую душу! Так пошло, так пошло!
-- А они?
-- Кто?
-- Ну, остальные солдаты. В строю?
-- Ну, бледненькие стали, сглатывали. Особенно салабоны, - на лице его бродила мечтательная улыбка. Он служил в каком-то нехорошем месте, в Сибири, и жрать там было совершенно нечего).

После монастыря мы поехали в деревню под названием Какопетра.

Это была очень интересная деревня. Высоко в горах, на отчаянно крутом спуске, и совершенно настоящая. За пару месяцев до этого кого-то осенило, что деревню можно привести к процветанию, возя сюда турьё, и вид это все имело вполне дикий: главная улица с наспех сварганенными кафешками и подновленными фасадами представляла из себя "типичную горную киприотскую деревню", а если сделать с этой улицы шаг в сторону, то вы попадали в типичную горную киприотскую деревню, где вас никто никто не ждал и где вам были откровенно не рады. Шаг с крыльца лавочки с открытками и сувенирными носками из овечьей шерсти, потом шаг вправо, во двор - и вот перед тобой усталая женщина в черном, стирающая белье или пекущая хлеб, или пожилой мужик, обтесывающий тяжелым ножом какую-то жердь, или босая девочка, которая тащит в дом, поскальзываясь, здоровенное ведро с водой - и все они смотрят на тебя, спокойно и терпеливо, но улыбнуться сил у них уже нет.

Мы сели в маленькой кафешке с видом на пропасть, по дну которой бежала горная речка, и начали есть фантастически вкусную аутентичную еду (фиг ее там сейчас подают, спорим). Хозяева, немолодая пара, не знали почти ни одного слова по-английски, но отлично справлялись.

Мы совершенно расслабились и переживали те несколько минут абсолютного покоя и бессмысленного счастья, которые даются всем нам время от времени, чтобы выжить, когда черт меня дернул спросить, сколько времени. Хозяин повернул ко мне циферблат. Мы опять опаздывали на автобус. Я задергалась. Хозяин заволновался, и даже хозяйка выскочила из кухни посмотреть, что это за припадок у дорогого гостя.
-- Опаздываем! - объясняла я на пальцах. - Надо бежать! Дайте счет!
-- Но у вас еще лепешки! - возражал хозяин жестом, тыкая пальцем в меню.
-- Ну и ладно! Мы опаздываем! Мы оплатим!
-- Самолет? - спросил хозяин с сочувствием.
-- Нет, автобус.
-- Что? - он посмотрел на жену.
-- Автобус, - пояснила (насколько можно было понять) жена по-гречески.
-- О! - воскликнул он с огромным облегчением. - Автобус подождет!
-- Нет! - мотала я международно головой. - Не подождет. Несите счет!

Муж с женой переглянулись.
-- Не принесу! - сказал муж. - Сначала лепешки. Автобус подождет! - и они с женой удалились на кухню.

Я осталась сидеть с открытым ртом, вопросительно глядя на Олю. Она все это время молчала, сосредоточенно размышляя.
-- Так, - сказала она, приняв решение. - Расслабляемся. Отдыхаем. Автобус подождет! - и мы опять уставились в пропасть, попивая кофе и думая о вечном. Наверное, это были одни из лучших минут моей жизни - возможно, что-то похожее ощущал мой знакомый, треская кроликов, пока другие залезали в вертолет, который разбился.

Но все хорошее кончается. Хозяин принес счет и лепешки, разрезанные вдоль и начиненные каким-то невыразимым сыром, который пах так, что даже на сытый желудок голова кружилась, мы расплатились, схватили лепешки - и дунули под горку, к автобусу.

Это был забег, скажу я вам! В глазах у меня темнело (мы были очень высоко и забрались сюда очень быстро - дыхало и без того всю дорогу удивлялось), к груди я обеими руками прижимала лепешку с сыром, сжимая ее, как раскрывшуюся косметичку. Мои знаменитые два ведра угрожающе плескались передо мной, рискуя улететь за спину и там навсегда остаться, и все это сопровождалось слоновьим топотом и и сиплым срывающимся дыханием.

В маленькой кофейне на террасе, где отдыхали местные мужчины, наше появление вызвало большое оживление. Мужчины поставили чашки и смотрели на нас с восхищением. Один из них - как и все остальные, усатый, небольшой и кряжистый, - подошел к перилам и, глядя прямо на меня и простирая руки, произнес длинный монолог на греческом, в котором я поняла каждое слово.
-- Что вы творите, безумные люди? - спрашивал он. - Что могло в этом мире случится такого, чтобы заставить такую привлекательную, состоявшуюся во всех направлениях женщину, бежать как ужаленный в попу мамонт мимо кофейни, где сидят культурные люди, отравляя им жизнь и отбивая аппетит? Что вы творите? Зачем вы живете в этом мире, если вы так бегаете безо всякой на то причины? Турки за горой, солнце в небе, автобус подождет - зачем, зачем убивать себя? - (тут, в ущерб пафосу и динамике повествования, я не могу не отметить, что больше всего этот его выход напоминал монолог Натальи Гундаревой из фильма "Труффальдино из Бергамо", на балконе, - "Когда б мне дали власть, я б приказала, чтоб всюду все неверные мужчины носили по одной зеленой ветке, тогда бы города все превратились в зеленые и пышные сады!").

Мне стало очень стыдно, но останавливаться было поздно. Мы вынеслись на пыльную площадку, где стояли автобусы. Наша гид стояла у дверей, мрачно уперев руки в боки, и смотрела на нас с ненавистью. Я немедленно сократила шаг и принялась изо всех сил выравнивать дыхание - чтобы не радовать старперов.

Старперы встретили нас взглядами, исполненными такого школьного негодования, что мы с Олей не выдержали и хихикнули. Решив, что мы в силу своей славянской тупости не понимаем, как недовольно общество нашим поведением, один противный тощий старпер, когда мы проходили мимо, повернулся к своей противной толстой жене, и сказал громко:
-- See!? It's them again!
-- Hi! It's me again! Where have you been? - не выдержав, пропела я мерзким голосом куплет из песни модного тогда бойз-бенда, позже подарившего миру Роби Уильямса. В автобусе наступило шевеление. Мы сели на свои места и принялись за лепешки. Старперы пооглядывались на нас минуты две, потом поняли, что это бессмысленно, и успокоились.

И тут пришла грустная девушка.

-- Шу-у-у-у! - обрадовались старперы и принялись обливать ее презрением. Девушка мучительно покраснела и пошла к своему месту как через строй. Она села в кресло у окошка, сжалась в комочек и зажмурилась. Мы попытались поулыбаться ей и донести мысль, что автобус злобных старых идиотов - ничто по сравнению с тем фактом, что мир - дерьмо, а мужики - сволочи, и незачем себя добивать такой ерундой, я даже пару раз подмигнула ободряюще, но она смотрела себе в колени и ничего не заметила.

А тут и автобус тронулся, и мы стали смотреть в окно.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

lazy_natalia: (Default)
lazy_natalia

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 12:25 am
Powered by Dreamwidth Studios